Что делать, если ребенок вам хамит

«Наша 15-летняя дочь учится в Лондоне. Этот учебный год она закончила так плохо, что ей грозит отчисление. На лето она приехала домой. Я наняла репетитора, но дочь заниматься не хочет. Ходит по барам и клубам. На днях выстригла полголовы, а оставшиеся волосы покрасила в какой-то розово-зеленый цвет. Когда я это увидела, конечно, накричала. Она меня грубо обозвала. Когда разговаривает с друзьями по телефону, мило воркует, а мне хамит. Я постоянно вижу угрюмое лицо, что ни скажу — пожимает плечами, ухмыляется. Постоянно слышу: «Ты ничего не понимаешь». Такое впечатление, что она меня ни во что не ставит, я для нее вообще не авторитет. Посоветуйте, что делать?» Елена, Санкт-Петербург

Демонстративное неповиновение детей — симптом неблагополучия в наших отношениях. И говорит он не о том, что дети вдруг «испортились и совершенно отбились от рук», а о том, что потерян контакт, разорваны узы, между нами больше нет близости. В таких условиях у родителей не может быть авторитета. Дети больше не видят в нас ориентир, на который можно равняться, людей, чьи ценности, нормы и правила нужно перенимать.

Кажется, еще недавно они искали общения, а теперь не желают слушать наши нотации, утыкаются в свои телефоны, когда мы к ним обращаемся, могут грубо «послать». В таких случаях родители зачастую теряются, капитулируют, или — хуже того — начинают раскручивать спираль «симметричных действий»: дети кричат — родители кричат в ответ, дети оскорбляют — и слышат оскорбления в свой адрес, дети бастуют, отказываются разговаривать — родители объявляют ответный бойкот.

У многих конфликты происходят по одному и тому же сценарию. В конце концов у мам и пап сдают нервы и они переходят к жестким мерам — запирают детей дома, лишают карманных денег. Но и этим не могут добиться ничего, кроме еще большего озлобления сына или дочери. И тогда их обычно отсылают подальше от дома — «чтобы вырвать из плохой компании» и потому что «так будет лучше». Но, как показывает опыт, лучше не будет. Это не решение, а бегство от проблемы.

Часто можно услышать: «Современные дети не нуждаются в авторитетах». Это неправда. Они растут, развиваются, значит у них есть потребность в том, чтобы за кем-то следовать, с кого-то брать пример и у кого-то просить совета в ситуациях, когда они не знают как поступить. Это реальная потребность, которая должна быть удовлетворена. Если ребенок не ориентирован на нас, значит он ориентирован на кого-то другого. На кого? Как правило, на ровесников. Но если ориентиром становятся ровесники, ребенку не за кем тянуться, некуда расти, он уже «равный среди равных». Вот где еще стоит искать корни инфантильности современных детей.

Беда не только в том, что дети откровенно хамят «невзирая на лица». Потеря авторитета — это потеря влияния и управления. Правила и принципы передаются по вертикали — от старших к младшим. Отношения с родителями — это стрелка компаса, указывающая направление движения. А когда канал связи разрушен, когда провода оборваны, ток не поступает и все наши усилия тратятся впустую.

Если мы хотим быть для своих детей авторитетом, мы должны быть с ними в контакте. Разрушенные связи необходимо восстанавливать или строить заново. С чего можно начать?

Шаг первый: привлечь внимание

Как ни странно это звучит, мы должны привлечь к себе внимание ребенка — и не просто внимание, а позитивное и доброжелательное. Вызвать его улыбку, добрый, теплый взгляд, нормальную ответную реакцию. Как? Конечно, не обиженным выражением лица и не претензиями.

Вспомним, как мы смотрели на ребенка, когда он был маленьким, как радовались ему, его присутствию в нашей жизни, и как он радовался нам. Это сейчас, в ситуации перманентного конфликта, мы друг другу не рады. Значит, надо вернуться в то забытое состояние и дать ребенку почувствовать, как мы счастливы, что он у нас есть. Показать, что мы общаемся с ним с удовольствием и принимаем его таким, каким он преподносит себя миру, не оценивая, не критикуя. Как бы независимо он себя ни вел, как бы ни делал вид, что ему все безразлично, ему, конечно, важно знать, что его любят, ценят, что по нему скучают, радуются ему. Если мы дадим ребенку такое знание, оно его согреет и он начнет потихоньку оттаивать.

Важно помнить: мы делаем это не для того, чтобы, завладев его вниманием, прочитать очередную нотацию, заставить его пойти на дополнительные занятия или убедить вернуть волосам привычный цвет. Сейчас нам не важны его достижения, мы не собираемся выставлять ему оценок. Главное — восстановить потерянный контакт, вернуть те отношения, ту привязанность, которые когда-то были между нами.

Шаг второй: создать ритуалы

Было время, когда мы говорили ребенку «доброе утро», когда он просыпался, перед сном читали сказки, спрашивали, как он провел день, целовали его, отправляя к бабушке. А что теперь? Мы перестали регулярно здороваться по утрам и желать друг другу спокойной ночи, делиться впечатлениями, вернувшись с вечеринки или из театра, собираться по воскресеньям за семейным обедом. Иначе говоря, мы забыли про ритуалы.

Значит, надо вспомнить о них или создать заново. Почему это важно? Ритуалы, традиции цементируют семью. Как бы ни складывались наши отношения, в определенный день мы собираемся вместе за одним столом. Это ниточка, которую трудно разорвать даже в самые напряженные моменты, своего рода «спасательный круг», за который можно уцепиться и «вытянуть» казалось бы безнадежную ситуацию. Обычная ритуальная фраза «Доброе утро!» — хоть и хрупкий, но контакт, отправная точка, с которой можно начать разговор.

Ритуалы настолько важны, что ради них стоит прервать даже увлекательное занятие. Только делать это надо аккуратно, чтобы ритуал, традиция не вызывали отторжения. Скажем, у нас накрыт стол для семейного обеда, а ребенок чем-то занят — игрой, перепиской с друзьями, чтением ленты в соцсетях. Чтобы не натолкнуться на недовольство и раздражение, нужно сначала «присоединиться» к нему — подойти, поговорить о том, чем он занят: «У тебя новая программа? Здорово! Ну ты сможешь прерваться, пора идти за стол, уже все собрались. А потом продолжишь…»

Шаг третий: восстановить физический контакт

Очень важный для детей физический контакт тоже бывает утрачен. Ребенок избегает как раз того, в чем больше всего нуждается. А между тем проще всего выразить свою любовь к ребенку физически, ласковым прикосновением: тронуть за руку, обнять за плечи, погладить по голове, потрепать по волосам, шутливо потолкаться. Прекрасный способ снять напряжение и разрядить обстановку!

Объятия дают нам тепло и силы. Как мы занимались с маленькими детьми? Мы их поглаживали, прижимали к себе, подбрасывали вверх, обнимали. Дети чувствовали себя любимыми и защищенными. И ершистого подростка можно спросить с улыбкой: «Ты не против, если я тебя обниму?». А потом, когда мы обнялись и помолчали, придут и нужные слова.

Не бывает однократной «прививки» от плохого поведения, но мы можем регулярно давать «витамины» — ежедневно что-нибудь делать, продвигаясь навстречу. Один из самых действенных «витаминов» — наша безусловная любовь. Она необходима ребенку всегда, но особенно сейчас, когда мы «вошли в крутое пике» в нашем общении. Если мы хотим, чтобы ребенок воспринимал нас как значимую фигуру в своей жизни, между нами должно быть реальное взаимодействие, должен быть канал, по которому идет энергия — от нас к нему и от него к нам. Восстановить такую связь совсем не просто: мы стараемся, а ребенок на первых порах нам не отвечает, кривляется, грубит, не хочет общаться.

Мы пытаемся все наладить: привлекаем внимание, создаем ритуалы, восстанавливаем физический контакт. Чтобы это все не было лишь техническими приемчиками, ребенку нужно чувствовать нашу любовь. Тогда он сможет быть таким, какой он есть, ему не придется «прихорашиваться» или, наоборот, «демонизировать» себя перед нами, демонстрировать что-то ему не присущее. А мы даем ему понять — с помощью слов, жестов, взглядов, — что знаем, какой он на самом деле, какой он настоящий, и любим его таким.

Вернуть авторитет, наладить отношения с нашими детьми — это наша ответственность и наша обязанность. Никто за нас этого не сделает.