«Попытка суицида – это, прежде всего, крик о помощи»

«Вокруг много говорят о самоубийствах среди подростков. Особенно пугает то, что погибают дети из вполне благополучных, состоятельных семей. У наших знакомых произошла трагедия — мама почувствовала от пятнадцатилетней дочери запах алкоголя, отругала ее и запретила неделю выходить из дома по вечерам. А девочка взяла и выбросилась из окна. Я теперь не знаю, как вести себя со своими детьми, боюсь что-либо от них требовать». Ирина, Москва

Согласно статистике, доля суицидов, которая приходится на обеспеченных подростков, действительно довольно высока и растет с каждым годом. Безусловно, это серьезный повод для беспокойства и основание для того, чтобы стать более внимательными к своим детям. Но это вовсе не значит, что ребенок в подростковом возрасте должен быть на особом положении, что мы должны дать ему полную свободу и ничего от него не требовать.

Давайте для начала разберемся, что происходит с детьми в этот период жизни. Подростковый возраст – один из самых острых и длительных жизненных кризисов. Стремительные перемены, происходящие с ребенком, обескураживают родителей, ставят в тупик, а порой просто приводят в отчаяние. Обычно мягкий, послушный, ласковый он вдруг в одночасье становится абсолютно неуправляемым, необузданным, жестким, нетерпимым.

Ребенок превращается в «ходячий конфликт», причем конфликтует «всё со всем» – и на физиологическом уровне, и на психологическом. Его кости, мышцы, сосуды, сердце растут неравномерно, отсюда частые головокружения, слабость, перепады давления. Эндокринная система спорит с нервной, «гормоны играют», сексуальная энергия бьет через край. Настроение скачет – от слез к эйфории и обратно.

На психологическом уровне главный конфликт происходит между «Я» ребенка и внешним миром. Стремясь доказать, что он уже взрослый, подросток намеренно обостряет противоречия, отстаивает свои права, свою независимость, не терпит, когда вторгаются в его личное пространство. Одним словом, он самоутверждается «на каждом сантиметре» территории. Даже мельком брошенный взгляд на смс-ку в его телефоне может вызвать бурную затяжную ссору. Эмоциональный подъем сопровождается внутренней неустойчивостью, нарушением психологического равновесия и в результате – скандалы и ссоры на ровном месте.

Нам трудно принять этого «нового» ребенка с его претензиями на взрослость, независимость, перепадами настроения, нарочитой грубостью, демонстративной неряшливостью. И в конце концов мы тоже начинаем «жестить»: «В комнате убрал? На кого ты похож? Чтобы в десять был уже в постели!» При этом нас бросает из крайности в крайность. Когда подросток угрожает уйти из дома, бросить школу, мы пугаемся, «сдаем назад», молча терпим какое-то время, а когда терпение лопается, обрушиваем на него полный набор воспитательных мер – все запреты скопом. Он отвечает новыми протестами, мы снова пугаемся, стараемся его не трогать и попадаем в замкнутый круг.

В богатых семьях проблема стоит особенно остро. Здесь дети растут как тепличные растения. У состоятельных родителей есть все возможности защитить ребенка от житейских бурь — неприятных ситуаций, грубости, несправедливости или насилия. Мы целенаправленно создаем для детей максимально комфортную, бесконфликтную среду, причем зачастую — увы! — в атмосфере вседозволенности и полной безнаказанности. Раньше говорили: «Жизнь научит, закалит характер». Но у благополучных детей практически нет возможностей учиться жизни и закаляться. Мы отслеживаем каждый их шаг, пытаемся все предусмотреть. В результате дети растут психологически изнеженными, не готовыми к реальной жизни, к разочарования и ударам судьбы и потому крайне болезненно переживают любую неудачу, возводя ее в ранг настоящей трагедии.

Что самое печальное, часто мы не принимаем всерьез проблемы, волнующие наших детей. Сыну объявили бойкот в школе? — «Не переживай, будут у тебя еще друзья». Мальчик, который нравится дочери, ушел к другой девочке? – «Да еще сто раз влюбишься, вся жизнь впереди». Нам даже в голову не приходит, что «вся эта ерунда» ребенку кажется «концом света». Подростки просто не справляются с обстоятельствами, причиняющими им страдания. И подчас суицид кажется решением всех проблем, спасением от позора, унижения, наказания, отчаяния.

Как помочь своему ребенку? Для начала не надо хвататься за голову от его выходок. Надо перестать кричать, злиться, затыкать уши и зажмуривать глаза. Нужно, напротив, собраться и стать «обостренно» внимательными, чтобы услышать сигналы, которые ребенок подсознательно нам подает.

Попытка суицида – это, прежде всего, крик о помощи. Дети пытаются нас предупредить, чтобы мы успели их спасти. Кто-то оставит упаковку таблеток на видном месте, кто-то напишет смс-ку настораживающего содержания, позвонит по телефону, сделает запись в соцсетях. Наша задача – успеть уловить и расшифровать сигнал SOS, пока ребенок не сделал последний шаг.

Что должно нас насторожить? Резкие изменения в поведении: ребенок вдруг перестает есть, спать, не идет на контакт, не следит за собой. Часто говорит о смерти: «Пусть меня запомнят таким», «Все надоело, лучше умереть». Начинает пить, принимать наркотики, смешивать «вещества» и алкоголь. Оказавшись в автомобиле, он постоянно подначивает водителя, уговаривает прибавить скорость. Риск попасть в аварию его не пугает, скорее, наоборот, заводит. Он обвешивает стены комнаты портретами своего кумира – популярного музыканта, покончившего жизнь самоубийством или погибшего молодым от передозировки. У одного странные порезы на руке, другая проспала весь день, наглотавшись каких-то таблеток и т.д. Конечно, не надо превращаться в параноиков, но знаки такого рода нельзя пропускать.

Однако окружить вниманием не значит перестать воспитывать. Это наша родительская обязанность и здесь без запретов и ограничений не обойтись. Требовать от детей можно и нужно в любом возрасте. Очерчивая границы, мы учим их ориентироваться в жизни, правильно себя вести в тех или иных ситуациях. Более того, дети нуждаются в запретах. Парадоксально, но иногда они ведут себя вызывающе как раз для того, чтобы нащупать «предел допустимого». Их эпатажные поступки – бессознательный призыв к взрослым: поругайте, скажите, что дальше некуда! Но запреты запретам рознь, важно запрещать и разрешать осознанно. Здесь, как в медицине, главный принцип – «не навреди».

Жестких ограничений и «железных» правил не должно быть много — всего два-три. Например, «всегда возвращаться домой не позже 11 вечера» и «строго никаких наркотиков и алкоголя». Ребенок должен понимать, что «закон есть закон», его надо выполнять неукоснительно, иначе последует наказание.

А в рамках обозначенных границ, надо давать детям свободу. Совершенно не важно, почистил подросток сегодня зубы или нет, в какой цвет покрасил волосы и что на себя надел. Если это не опасно для жизни, значит допустимо. Подростки провоцируют нас на то, чтобы мы к ним цеплялись по пустякам. Не надо поддаваться и дергать их по любому поводу, не надо рыться в их вещах, вламываться в комнату в любое время дня и ночи, критиковать их друзей или предпочтения в музыке!

У каждого человека есть три потребности: любить, быть любимым и ощущать себя частью чего-то большего, чем ты. У подростка эти потребности особенно ярко выражены. Он как никогда нуждается в нашей любви, хотя говорит противоположное: «Вы меня не любите, я вас ненавижу…». Обвиняя нас в нелюбви, на самом деле он хочет убедиться в том, что его любят независимо от результатов учебы, вызывающего поведения и внешнего вида. Мы можем не соглашаться с ребенком, осуждать, наказывать его, но он должен знать, что дорог нам просто потому, что он наш ребенок, и что первые, к кому он может обратиться в кризисный момент – это мы, его семья. Мы всегда рядом.