Почему нельзя часто менять нянь, даже если они не идеальные

«Я замучилась искать няню для своего двухлетнего сына. Пока беседую с кандидатками — вроде все в порядке, но буквально через месяц работы их приходится увольнять. Одна оказалась неаккуратной, другая непунктуальной, третья толком ничего не умеет. За полтора года поменяли десять нянь. А бывают ли вообще идеальные няни? И как их найти?» Наталия, Ницца

Когда молодые мамы собираются вместе, тема «эти ужасные няни» — одна из самых популярных. Сетованиям и жалобам нет конца. Одни рассказывают, какие кошмарные вещи вытворяют няни — бьют дорогую посуду, портят вещи, тискают и целуют ребенка, не понимая, что переносят инфекцию. Другие щедро делятся опытом, как они ищут идеальную во всех отношениях няню: в какие агентства обращаются, как отбирают, за что выгоняют. И никого, похоже, не смущает постоянная ротация нянь — через состоятельные семьи в первый год жизни ребенка проходит от 5 до 20 нянь.

Когда меня спрашивают о выборе няни, я подчеркиваю: проблема не в том, чтобы найти идеальную няню — проблема в том, чтобы обеспечить ребенка одной постоянной няней. Иначе он будет чувствовать себя так же, как дети в Доме малютки. И каждый раз мои собеседники возмущаются: «Как можно сравнивать нашего малыша, любимого, обласканного, ухоженного, с детдомовскими сиротами?!» Можно, ведь в обоих случаях ребенок лишен главного — стабильных теплых отношений с одним взрослым, который заботится о нем постоянно. И я рассказываю о важнейшем открытии в детской психологии, которое было сделано почти 70 лет назад. Именно тогда в научный и профессиональный обиход вошли такие термины, как «привязанность» и «госпитализм». Что это такое?

После Второй мировой войны в Европе было очень много сирот. О них заботились, создавали дома ребенка с хорошими условиями: чистота, уход, полноценное питание. Конечно, все ожидали, что дети будут расти здоровыми, однако многие малыши болели, чахли, а некоторые даже умирали. Поначалу решили, что дело во внутрибольничной инфекции. Тогда комнаты перегородили, выделив отдельные «клеточки» для каждого ребенка, однако ситуация только ухудшилась.

В одном из таких домов ребенка работала няня, которой удавалось возвращать к жизни самых проблемных детей. Как она это делала? Очень просто: самого безнадежного младенца она в прямом смысле привязывала к себе, и он постоянно был при ней, чтобы она ни делала — работала, обедала или спала. Она согревала его теплом своего тела, разговаривала с ним, поглаживала, пошлепывала — и постепенно ребенок оживал и шел на поправку.

Вывод очевиден: младенцу мало быть просто ухоженным, есть и спать по расписанию. Ему нужны не столько покой и чистота, сколько любовь и внимание взрослого, который постоянно рядом. У ребенка есть жизненно важная потребность — в привязанности к одному главному взрослому. Это его биологическая и психологическая защита, условие выживания. Для него важно слышать голос близкого человека, ощущать прикосновения его рук, видеть его улыбку.

Первым, кто понял и описал эту закономерность, был английский психиатр и психоаналитик Джон Боулби. Он создал теорию, которую я считаю фундаментальной для психологии. Благодаря открытию Боулби, о детях стали заботиться по-другому. Были разработаны специальные системы ухода, когда все время, пока малыш находится в детском учреждении, им занимается один и тот же человек. Синдром, от которого страдали дети в отсутствие главного взрослого, назвали «госпитализм». А диагноз «нарушение привязанности» включен в Международную классификацию болезней и по сегодняшний день является достаточно распространенным.

К сожалению, даже те родители, которые слышали о законе Боулби, не задумываются о последствиях бесконечной смены нянь и, по сути, обрекают своих детей на госпитализм. Но если мы знаем, что есть такой важный закон, так почему бы не подумать, как ему следовать, чтобы ребенок получил то, что ему необходимо. Ведь именно привязанность дает ему силы жить, справляться со стрессами, фрустрацией, формирует базовое доверие к миру и людям, которое он пронесет через всю жизнь.

Ничего сложного в формировании привязанности нет. Младенец не может выжить самостоятельно, он чувствует свою беспомощность, поэтому дети кричат — так они посылают нам сигнал о том, что их надо покормить, согреть, успокоить. Взрослый, откликаясь на плач, подходит, берет младенца на руки, укачивает, гладит, кормит. Ребенок успокаивается, ему хорошо. Потом он снова испытывает дискомфорт, опять зовет взрослого — и все повторяется по кругу. Это и есть цикл формирования привязанности. Ребенок привыкает к стилю взаимодействия с конкретным взрослым. А взрослый начинает понимать, в чем нуждается ребенок в каждом конкретном случае. Так между ними возникает эмоциональная связь, и ребенок чувствует себя защищенным, начинает доверять взрослому.

Условия формирования привязанности — это стабильность, постоянство, чуткость и любовь. Поэтому маме не стоит возмущаться и беспокоиться, когда няня целует, гладит и обнимает ее малыша. Мне приходится объяснять родителям, почему не надо запрещать няне быть ласковой с ребенком: мама поцеловала его утром, потом вечером и приголубила перед сном, а в течение дня им занимается другой человек. И если этот человек не проявляет по отношению к младенцу позитивных эмоций, это очень плохо! Поэтому надо радоваться, когда эти эмоции есть и ребенок, пока нас нет рядом, не остывает без тепла — его эмоционально подогревает, подпитывает няня. Окруженный любовью, он скорее научится любить других людей — и в первую очередь маму с папой.

Закон Боулби действует независимо от наших желаний, как и все другие законы. А когда мы его нарушаем, то получаем по полной. Поэтому если мы хотим вырастить ребенка сильным, стрессоустойчивым, уверенным в себе, способным на глубокие отношения, то в первый год жизни рядом с ним обязательно должен быть один главный взрослый, который обеспечит ему заботу, внимание и любовь. Жизнь складывается по-разному, и мы не всегда можем полностью посвятить себя ребенку. Значит, главным взрослым должен стать кто-то другой. Если мы решили, что это будет няня, мы не должны ни менять нянь (разве что в крайних случаях), ни ревновать к ним. Зачастую мы из ревности начинаем искать у няни изъяны — явные и скрытые, и, конечно, с легкостью их находим. Но если ребенок тянется к няне, улыбается ей, чувствует себя спокойным у нее на руках, стоит закрыть глаза на какие-то недостатки в ее характере и поведении.

Пусть у ребенка будет не самая умная, не самая образованная, не самая аккуратная, одним словом — не идеальная няня, главное, чтобы она была постоянной. Это точно лучше, чем команда тщательно отобранных, «отборных» нянь, даже с дипломом знаменитого Норландского колледжа в Англии.

Многочисленные исследования показывают, что все пережитое ребенком в раннем детстве оказывает огромное влияние на его дальнейшую жизнь. Наш родительский долг заключается и в том, чтобы обеспечить ребенка главным взрослым на первые годы его жизни. Создавая дома теплую, доброжелательную атмосферу, проявляя уважение к труду няни, мы не только даем ребенку то, в чем он действительно нуждается, но и работаем на стратегические цели — закладываем надежный фундамент его будущего.