Как избежать скандала с подростком

«Я совершенно измучилась со своим 13-летним сыном – любой разговор заканчивается скандалом, что ни скажу, все вызывает протест. Любая попытка поговорить приводит к конфликту. Вот пример: по воскресеньям мы всей семьей стараемся ходить в театр, но в последнюю пятницу сын в ответ на мой вопрос, в чем он пойдет, резко бросил: «Да не пойду я в ваш дурацкий театр». Конечно, мы поссорились. Он ушел, хлопнув дверью. И так каждый раз. Я понимаю, подростковый возраст и все такое… Но как найти с ним общий язык?» Инга, Санкт-Петербург

Чтобы прервать череду конфликтов, нам надо, прежде всего, научиться слышать друг друга. Казалось бы, что в этом сложного – «имеющий уши да услышит»! Тогда почему столько проблем?

Начнем с того, что выбрать в плотном графике время на ежедневное общение с ребенком очень трудно. Я говорю не о совместном завтраке или ужине, походе в театр или кино, а о вдумчивой и эмоциональной беседе тет-а-тет.

Зачастую мы откладываем давно назревший разговор просто потому, что не хотим в очередной раз потерпеть фиаско, нарваться на скандал. Мы уверены, что «ничем хорошим это не кончится, уже столько раз пробовали». Ребенок подчас и выглядит, и реагирует не так, как нам хотелось бы, и говорит не то, что мы ожидаем услышать. Это разочаровывает и раздражает. И тогда начинаются вариации на тему «не понимаешь»: «Ты что, не понимаешь, что я тебе говорю?!», «Что тут непонятного?!», «И не делай вид, что ты не понимаешь!» А брошенное вскользь «ты говоришь ерунду, я уже сто раз это слышал» ставит жирный крест на попытке достичь хоть какого-нибудь компромисса.

И, наконец, слушать другого вообще трудно, а услышать, что он на самом деле хочет до нас донести, еще труднее.

Вспомним, как мы ведем беседу. Поначалу мы действительно пытаемся слушать – внимательно, вдумчиво. Но постепенно внимание рассеивается – вот какие-то голоса за дверью, звонок телефона, картина на стене… Нам уже давно понятно, о чем идет речь. И мы переключаемся на собственные проблемы, думаем о своем, одновременно ведем две беседы: одну с нашим ребенком, а вторую сами с собой. В лучшем случае, мы ждем, когда он переведет дыхание, чтобы вставить свое веское слово…

Но как бы не было трудно, нам нужно учиться слушать и слышать нашего ребенка и параллельно учить его общаться и разговаривать. Как это сделать?

Обычно я говорю родителям, что не существует универсальных способов решения той или иной проблемы. Но здесь я готова дать чудесный рецепт, помогающий быстро наладить отношения и восстановить контакт с ребенком: чтобы наше общение было эффективным, нам надо овладеть техниками активного слушания.

Активное слушание – это умение не просто выслушать, а услышать, о чем на самом деле говорит наш собеседник, в данном случае ребенок.=, отставив в сторону собственные мысли и чувства и посмотрев на все с его позиции.

Молчаливое слушание. Нам надо научиться «внимательно молчать». Даже если ребенок говорит глупости — мы не перебиваем, не вставляем свои реплики, но всем своим видом – позой, мимикой, жестами – даем понять, что он говорит не в пустоту. Вспомним картину – Пушкин, слушающий няню Арину Родионовну. Иногда одной такой позы бывает достаточно, чтобы ребенок начал рассказывать, делиться с нами.

Подтверждением того, что мы слушаем, может быть и кивок головы, и даже изменение выражения лица. Мы стараемся поддержать ребенка эмоционально: периодически повторяем «м-м», «да», «ага», «угу», что означает «продолжай, я внимательно слушаю». Мы не мешаем ему рассуждать, напротив – создаем свободное пространство для «самовыражения». Мы не оцениваем, не выпытываем, не советуем, а только слушаем.

Важно выдерживать паузу. Задав вопрос, дождемся ответа. Если ребенок замолчал, помолчим вместе – возможно, тогда он закончит мысль, которую постеснялся высказать. Когда ребенок почувствует, что к нему относятся серьезно, его действительно слушают, он начнет говорить свободнее. У нас еще будет время отреагировать на услышанное. А пока будем стараться отмечать нюансы переживаний ребенка и вдумываться в его слова.

Зрительный контакт. Когда мы смотрим в глаза ребенку, он понимает, что мы сосредоточены только на нем, что нам важно и интересно все, что он говорит. Контакт «глаза в глаза» помогает преодолеть недоверие, «растопить лед», почувствовать близость. При этом взгляд должен быть не таким, какой обычно бывает, когда мы критикуем, поучаем или ругаем детей; не пронизывающим – как на допросе у следователя, а очень деликатным и спокойным, чтобы не спугнуть, не разрушить только-только наметившуюся эмоциональную связь. Ребенку важно видеть в наших глазах любовь и понимание.

Зеркализация. Непростой, но очень эффективный прием – «отозваться эхом», отзеркалить, сымитировать позу, речь ребенка, его жесты, мимику, интонации, смысловые ударения, паузы. Иначе говоря, выйти с ним «на одну волну», подстроиться, перейти на его язык. В результате возникает психологическая общность, помогающая нам лучше понять друг друга.

Зеркализация предполагает активное «наблюдение» или «приметливость». Это значит, что помимо содержания рассказа, следует замечать тон голоса или изменение в выражении лица говорящего. Иногда мало заметное неожиданное движение руки или ноги могут указать на чувства и накал страстей.

Прояснение смысла. Интенсивно переживаемые, но не понятные ребенку чувства, взрывают и дезорганизуют весь его внутренний мир. Поэтому важно помочь ему их выразить, иначе говоря, назвать вещи своими именами. Для этого можно использовать парафраз: мы озвучиваем его мысли, и он получает возможность услышать себя со стороны, а значит, лучше осознать собственную позицию.

В ответ на реплику ребенка о том, что его «бесит этот театр», мы можем сказать: «Тебе стало скучно ходить в театр, не нравится проводить время с нами, ты хотел бы чего-нибудь другого». Когда мы попадаем в точку, ребенок, как правило, воодушевляется и начинает радостно кивать – значит, его правильно поняли.

Поскольку мы искренне стремимся понять, перефразируем содержание и отражаем чувства, мы тем самым помогаем человеку разобраться в его собственных мыслях и переживаниях. По мере того как растет его уверенность в нашем неподдельном желании выслушать и понять, барьер между тем, что происходит у него внутри, и тем, что он сообщает нам, рушится. Он начинает доверять нам свои самые сокровенные чувства и мысли.

Резюмирование. В завершении нашего диалога мы подводим итог, выделяем основную мысль, формулируем общий вывод: «Если я тебя правильно поняла, ты предпочел бы провести это время в компании друзей. Но ты ничего не говорил, боясь нас обидеть. На будущее – давай будем более откровенны друг с другом, ведь обо всем можно договориться».

Я часто слышу: «Вы советуете продумывать каждую деталь, будто это разговор с важным партнером» или «Ну это же все техники, вы сами говорите, что нужны эмоции». Иногда беседа с собственным ребенком значимее, чем с самым важным партнером. Что касается увлечения техниками: действительно, когда нет реального сопереживания, реальных эмоций, техники не только не помогут, а, наоборот, навредят, вызовут раздражение и только увеличат дистанцию между нами и ребенком.

По словам моих клиентов, поначалу мало кто может выдержать разговор с ребенком хотя бы в течение получаса. Это действительно трудно, непривычно, тем более что люди успешные – это люди действия. Они не могут себе позволить просто болтать, не глядя на часы. Но говорить необходимо, поэтому пусть это будет всего пятнадцать минут, зато каждый день. Отложим все дела, выключим телефон и сосредоточимся на ребенке.

Надо быть готовым к тому, что в первый раз все пройдет не так гладко, как хотелось бы. Слишком много времени мы провели в молчании, и у нас, и у ребенка выработались собственные алгоритмы поведения. Мы привыкли общаться с ним походя. Вернулся с занятий: «Как дела, как оценки?». К нему зашел приятель: «А как он учится и кто его родители?» Мы редко спрашиваем об отношениях с друзьями, о каких-то действительно значимых для нашего ребенка вещах.

Задача общения — наладить контакт, а не преподать урок жизни. Только наша готовность слушать детей дает нам право требовать, чтобы и они слушали нас. Значит надо дать ему почувствовать, что мы именно такой человек, тогда он начнет нам доверять и у нас появится шанс быть услышанным.

Конечно, если ситуация запущена и контакт с ребенком потерян, потребуется очень много усилий и терпения, чтобы его восстановить. Но начинать надо только в том случае, если есть уверенность, что мы готовы идти до конца, действовать «на постоянной основе», а не время от времени. Здесь, как и во всем, надо быть последовательными, терпеливыми и доверять родительской интуиции. И тогда все получится. В своей практике я не помню ни одного случая, чтобы такие усилия родителей не увенчались успехом.

Важно помнить, что у нашего ребенка есть право заставить нас бросить свои дела, повернуться к нему и произнести: «Я тебя слушаю».