Казус Слуцкого. Об одном важном отличии харассмента «у них» и «у нас»

Сейчас в соцсетях активно обсуждаются заявления журналисток о сексуальных домогательствах высокопоставленных депутатов. Эта тема вызвала большой резонанс в обществе. Обсудить ее важно не только потому, что она перекликается с аналогичными событиями на Западе, но и потому, что сегодня нравственные ориентиры у нас неустойчивы, понятия «что такое хорошо и что такое плохо», «что можно и чего нельзя» все менее однозначны.

Как всегда, обсуждающие разделились на два лагеря. Одни говорят «молодцы, что рассказали», другие — «сами виноваты», мол, не туда пошли, не так оделись, не то сказали. Я безоговорочно хочу поддержать журналисток, которые привлекли внимание к проблеме. Они, безусловно, проявили мужество, на которое не каждый способен. Они указали конкретные фамилии, обстоятельства, подтвердили их аудиозаписями, это доказывает, что речь идет действительно о сексуальных домогательствах, а не о легком флирте, о системе, а не о каких-то разовых случаях.

У нас принято считать, что потери в таких ситуациях несет только жертва, но я уверена, что в конечном счете в большем проигрыше оказывается сам домогатель. Поэтому поговорим об «истинных героях» — депутатах, людях известных и статусных. Почему я считаю, что последствия их действий очень серьезны прежде всего для них самих?

Мы часто повторяем в житейских ситуациях: надо «держать себя в рамках», «не распускать руки», «контролировать себя». И это неслучайно. Мы как бы напоминаем себе социальные нормы, которые защищают нас от других и от самих себя – за этими простыми выражениями стоят глубокие психологические смыслы. Когда человек постоянно сдвигает границы — нарушает установленные правила поведения — он «теряет берега» и ему «сносит крышу». Без таких границ ему не от чего оттолкнуться, не за что держаться, он теряет себя. Это становится опасным не только для тех, кто его окружает, но и для него самого. Особенно если это человек публичный — например, он может оказаться в эпицентре скандала.

Что здесь еще важно? Вряд ли такой человек будет вести себя подобным образом с теми, кого считает ровней и уж тем паче ставит выше себя, то есть с теми, в ком видит полноправных субъектов. Для него большинство людей — лишь объекты, с которыми можно делать все, что захочется, не считаясь с их желаниями и интересами. Его «Я» возносится так высоко, что в конце концов отрывается от реальности. А потеря границ и самовозвеличивание — это уже патологические черты, которые приводят к саморазрушению.

Кто может остановить эти процессы? Только тот, кто обладает большей силой, то есть Начальник. Он напоминает о границах и «заземляет» подчиненных. И я ждала высказывания такого Начальника. Я предполагала, что он скажет: «Наши на такое не способны, они не такие». Или: «Разберемся. Если правда, то накажем». То есть рассчитывала хотя бы на признание, что «так делать плохо». То, что я услышала, меня просто изумило. Фактически было сказано: «Мы делаем, что хотим, а если вы не готовы под нас подстраиваться — уходите». По сути было заявлено, что для журналисток такие ситуации — часть профессии. «Не выносишь жары — не работай сталеваром».

Нам кажется, что наши сексуальные скандалы точно такие же, как «там у них». Там выступают с разоблачениями, и мы выступаем. Но есть очень большое отличие. Там Начальник осуждает, увольняет, лишает каких-то привилегий и четко говорит: «Эти действия — против правил, это нарушение границ». А у нас: «Как жили, так и будем жить». Попираются все социальные нормы, поощряется вседозволенность. И главный ужас в том, что эти люди принимают законы и задают нормы, по которым нам жить. Это, пожалуй, самое печальное, что я вижу в этой ситуации.