«В тренде»: быть или не быть?

Мы стараемся сделать для своих детей все возможное и невозможное в надежде, что они будут расти счастливыми, и не понимаем, почему наши усилия не дают однозначно положительных результатов: дети пассивны, не способны ставить цели, инфантильны, неблагодарны, плохо приспособлены к жизни и к нам, родителям, относятся откровенно потребительски.  Что мы делаем не так, и можно ли изменить ситуацию?

В вопросах воспитания мы часто действуем неосознанно, сдаемся под натиском окружения и начинаем вести себя «как все». В последние десятилетия в общественном сознании закрепилось несколько воспитательных трендов, которым волей-неволей следуют родители. Мы чувствуем давление среды, нам неприятно быть в меньшинстве и не всегда под силу идти «против течения».

Захотел – получил

Когда мы были детьми, покупка новой куклы или велосипеда была настоящим событием. А сегодня детские комнаты завалены игрушками, книжками, одеждой. Мы покупаем и покупаем  нужное и ненужное – будто пытаемся компенсировать то, что сами когда-то недополучили.

Мы не хотим отказывать детям. Казалось бы, родителям с небольшими доходами достаточно сказать  «Нам это не по карману» – и тема закрыта. Но мы боимся услышать  «у всех есть, а у меня нет» и уступаем, позволяем себя шантажировать, даем детям все, что они ни попросят: игрушка – держи, последняя модель айфона – пожалуйста… Достаточно просто озвучить желание. С годами он требует от родителей все больше и больше, только «игрушки» становятся дороже.

А между тем формула «захотел = получил» – скучная и бессмысленная, она ничему не учит и никуда не ведет. Давая детям все и сразу, мы не учим их выстраивать иерархию – что более важно, что менее, от чего можно спокойно отказаться. Если между желанием и его исполнением «пуля не пролетит», развитие прекращается, ребенок не взрослеет, его внутренний мир остается бедным и примитивным, а внешний воспринимается им как легкий и приятный. Он не готов к «взрослой» жизни, полной проблем и конфликтов.

Сегодня психологи, в том числе детские, много говорят о фрустрации – состоянии человека, который не смог удовлетворить свое желание. Ребенку опыт неудовлетворенности совершенно необходим: он должен понять, что его прихоти не будут исполняться всегда и всеми. Если никто ни в чем никогда ему не отказывал, если он никогда не переживал фрустрацию, он не развивается как личность.

Раньше, больше, лучше

Буквально с пеленок  мы отправляем детей в студии раннего развития, читаем им умные книги, вместе смотрим мультики на английском, слушаем классическую музыку. И вот в два года наш малыш уже читает, в три считает, в пять болтает по-английски. Но нам все мало:  мы гоним, гоним вперед без остановок, не давая детям возможности созревать постепенно, двигаться step by step,  возлагаем на них недетские задачи,  принуждаем к слишком раннему взрослению, наполняем их жизнь впечатлениями и событиями, которые они пока не способны ни осмыслить, ни переварить.

Дальше – школа. Мы рассматриваем школьную программу как базу, которую необходимо «дополнять и расширять»: здесь и иностранные языки, и спорт, и музыка, и танцы, и рисование.  Распорядок дня ребенка практически исключает свободное время без надзора взрослых: никакого шатания по улицам в компании одноклассников, никаких спонтанных заходов в кино или в гости, никаких «просто поиграть» во дворе – весь день расписан по минутам. А на  «не хочу» или «не могу» у нас всегда есть железный аргумент: «В тебя уже столько вложено!»

Мы действительно много вкладываем в детей, пытаясь предугадать сегодня, чтó понадобится им завтра, и очень боимся чего-нибудь недодать. Зачастую мы набираем предметы с оглядкой на других: «Соседский мальчик учит второй язык, значит и нашему надо…» Немалую роль играют и родительские амбиции: мы нещадно «задираем планку» и заставляем ребенка тянуться, преодолевать,  внушаем, что он должен быть первым всегда и везде, что он не имеет права оставаться вторым или третьим – это сродни поражению!

Если у ребенка от природы нет энергии, способностей или просто желания взять заявленную родителями высоту, он будет выполнять навязанную ему «чемпионскую программу» только с помощью постоянного давления. При этом чем ответственнее папа с мамой, тем выше планка и сильнее натиск. В результате мы получаем ребенка с массой комплексов и психологических проблем.

На коротком поводке

Тревога за детей охватила все социальные слои. Британские исследователи утверждают, что поведение родителей изменилось буквально за одно поколение. Действия, считавшиеся в 1970-х годах паранойяльными (сопровождение в школу третьеклассников, запрет играть на улице, катание с горки только вместе со взрослыми), сегодня стали не просто нормой, а признаком ответственных родителей. Если в 1971 году 80% третьеклассников добирались до школы самостоятельно, то к 1990 году этот показатель снизился до 9%, а сейчас он еще ниже.

Чем больше мы думаем о потенциальных угрозах, тем сильнее волнуемся. Отпустить ребенка, дать ему свободу, разрешить быть самостоятельным – рискованно. И мы отслеживаем каждый его шаг, путаем собственное ощущение тревоги с его ощущениями, свое видение мира с его восприятием: вокруг столько угроз, нам за него страшно, значит и ему должно быть страшно. А если он не боится, то это потому, что не видит опасности. Тем более его надо защитить, поддержать, подстраховать. Ребенок постоянно слышит:  «не споткнись», «не порежься», «не обожгись»,  «нельзя… нельзя… нельзя…»

Озабоченные безопасностью детей, мы лишаем их независимости, возможности рисковать, открывать новое. Такой стиль воспитания психологи называют гиперопекой, или гиперпротекцией. Гиперопекающие родители видят своих детей слабыми и уязвимыми, а значит нуждающимися в защите.

Реакция на гиперопеку во многом зависит от темперамента ребенка, восприимчивости и пластичности его нервной системы: один начинает бояться «всех и вся», никому не доверяет и в конце концов превращается в

невротика, другой вообще не замечает, чтó происходит вокруг, третий становится агрессивным и пытается нанести «упреждающий удар», а четвертый демонстрирует полную беспомощность в самых простых житейских вопросах.

Получается, чем строже контроль, тем губительнее его последствия для детской психики. Сами того не желая, мы провоцируем развитие  тревожности – одной из наиболее распространенных детских психопатологий.

Островное воспитание

Описанные нами воспитательные тренды – это мощный общественный мейнстрим, в который попадают родители и из которого трудно выбраться. И все-таки стоит постараться.

Для начала нужно осознать, что мы делаем не так и как это влияет на наших детей. Сложно увидеть ситуацию в целом, когда мы в нее «встроены». Поможет такой психологический прием: надо мысленно дистанцироваться и взглянуть на происходящее со стороны, оценить, проанализировать, а дальше – сосредоточиться не только на том, что надо делать, но и на том, чего делать не надо, от чего необходимо отказаться, научиться противостоять негативному, а порой и губительному для наших детей влиянию внешней среды

Мы бессильны изменить общество, но вполне способны выработать «средства индивидуальной защиты». На мой взгляд, одна из самых эффективных стратегий – «островное воспитание». Если семья станет «островком», где ребенок сможет реализовать свои основные потребности – в заботе, тепле, внимании, безусловной любви, безопасности, свободе, – то не важно, что происходит «в океане» – шторм или штиль, какие события будоражат людей «на континенте», в какие игры они играют и за какими химерами гоняются. «Островное воспитание» позволит ребенку созреть, опираясь на «островные» семейные ценности, сформироваться как личности, стать уверенным в себе, независимым, самодостаточным человеком. И наша цель будет достигнута.