Супермама, прощай!

Мы много вкладываем в детей: в их развитие, здоровье, образование, мы не жалеем денег, сил, времени, чтобы дать им все самое лучшее. И порой в ответ не получаем внимания и любви. Вглядываясь в наших детей, мы думаем: что мы проглядели? Когда?

Психологи утверждают, что самый важный период для установления контакта, как ни странно, первый год жизни ребенка — именно в это время закладываются основы наших будущих отношений. Каждая мама сама выбирает способ взаимодействия с малышом и, действуя, казалось бы, из лучших побуждений, порой возводит искусственные преграды между ней и ребенком.

Рассмотрим несколько типичных случаев и попробуем понять, что в каждом из них мешает маме наладить полноценный контакт с ребенком.

Мама-сержант. Такая мама — человек долга. Она живет, будто по уставу: четко знает, что правильно, а что нет, что положено, а что запрещено.

Ребенок для мамы-сержанта — объект воспитания, поэтому его эмоции, его «хочу — не хочу» в расчет не принимаются. Есть план, распорядок дня, где главное — слово «надо», остальное — «лирика». Малыш спит? Разбудим — время кормить. Плачет, потому что есть хочет? Потерпит — до кормления еще 25 минут. Если же в какой-нибудь умной книжке мама прочитает, что ребенка надо обнимать не меньше 20 раз в день и носить на руках не менее четырех часов, она так же старательно будет следовать уже новым установкам, выполняя нормы «правильного эмоционального общения».

Но ребенок — существо спонтанное, он ничего не знает ни о правилах, ни о предписаниях. Ему важно, чтобы мама понимала его настроение, его желания, а не пыталась втиснуть их в придуманные кем-то «воспитательные конструкции». Когда естественные биологические потребности малыша не учитываются и не удовлетворяются, когда его эмоции не находят отклика, а стресс и неспособность терпеть воспринимаются как капризы, ребенок чувствует отвержение и пренебрежение. И получается, правила — вместо контакта, регламент — вместо эмоций.

Мама-дитя. Она стала матерью, но так и не повзрослела. Окружающие не воспринимают ее как взрослого человека, способного позаботиться о ребенке. И не важно, сколько маме лет — пятнадцать или тридцать пять.

Мама-дитя — человек не только инфантильный, незрелый, но и очень тревожный. Она не привыкла доверять себе, боится своими неумелыми действиями причинить ребенку вред и потому старается не оставаться с ним один на один — в их контакте постоянно должен присутствовать кто-то третий, человек надежный и авторитетный. «Я одна ничего не могу, мне нужен помощник, который знает, как...», — внушает мама себе и окружающим. Ей хочется, чтобы близкие сняли с нее этот непосильный груз материнства. И тогда либо кто-то из членов семьи берет на себя материнские функции (это могут быть ее мама, бабушка, свекровь), либо мама-дитя начинает искать такого человека вовне и находит — няню.

Маму вполне устраивает, что о ребенке заботится тот, кто точно справится лучше, чем она, но необходимая эмоциональная связь, непосредственный контакт с малышом, умение чувствовать его состояние у мамы так и не формируется. Перекладывая на другого ответственность за ребенка, она, по сути, лишает малыша самого главного — материнской заботы и любви.

Мама-совершенство. Она совершенство — и этим все сказано. Она идеал, и все, что есть в ее жизни, должно быть идеальным: муж, дом, фигура, прическа, одежда и... дети.

Для мамы-совершенства ребенок — предмет гордости, возможно, самое важное подтверждение ее успешности и даже своего рода элемент имиджа. С появлением малыша к портрету леди-совершенство добавляется еще один яркий штрих: она была идеальной во всем, и вот теперь она идеальная мать идеального ребенка. У ее малыша самая лучшая няня, самый дорогой врач, самая модная коляска и т.д. Он первым из сверстников научится ходить, говорить, потом рисовать, читать, потом пойдет в лучшую школу и т.д.

Если у ребенка возникают реальные проблемы, в том числе со здоровьем, мама может долгое время их игнорировать: признать существование каких-либо проблем у ребенка означало бы признать, что у нее самой не все ладно.

Ребенок для такой мамы не может быть «обычным», но при этом любимым, замечательным. Он либо идеален, либо ужасен — третьего не дано. Им или гордятся, любуются, демонстрируют гостям как подтверждение маминого совершенства, или игнорируют, отвергают. При этом внешне все может выглядеть чинно и благородно: например, его отсылают с няней куда-нибудь заграницу или в дальнее поместье — «на природу». Но на деле его просто удаляют из семьи — чтобы не портил идеальную картинку.

Такое отношение опасно для эмоциональной сферы малыша. Ему с пеленок дают понять, что любви достойны только люди совершенные, а значит, нужно все время пытаться соответствовать идеалу. Не получив в детстве самого главного — того, что дает силу, энергию и ощущение устойчивости мира — безусловной любви матери, он все время боится отклониться от «золотого стандарта» и быть отвергнутым.

Виртуальная мама, или мама-призрак. Такая мама практически не бывает дома: она либо целый день на работе, либо сопровождает мужа в поездках, либо ведет бурную светскую жизнь. Родив ребенка, она может отправить его в загородный дом на попечение бабушки и нянь, а сама будет наведываться туда раз-два в месяц. Она, как призрак, то появляется, то исчезает.

С рождением малыша вектор ее жизненных интересов не поменялся, она не собирается ради ребенка изменять своим привычкам. Для мамы важно, прежде всего, состояться самой: сделать карьеру или обеспечить себе статус в обществе.

Вся жизнь ребенка организована так, что эмоциональному контакту с мамой сложно появиться: сразу после рождения младенца передают няне, мама не кормит его грудью — он растет на молочных смесях. Их общение происходит опосредовано, через няню или бабушку.

Мама-призрак готова тратить любые деньги на развитие ребенка, на хороших врачей, на профессиональных нянь. Она распланировала и предусмотрела все, кроме одного — собственного присутствия рядом с малышом. Возможно, это единственное, чего недостает ребенку, но это перевешивает остальное «изобилие». Для виртуальной мамы эмоциональный контакт с малышом не имеет ценности, она эмоционально разобщена с ребенком, дистанцирована от него. И малыш не может к ней привязаться, не учится ей доверять.

Мама-слуга. Она видит свою миссию в том, чтобы удовлетворять все желания своего малыша, стремится предугадать любой его каприз, потакает каждой прихоти. Вся ее жизнь подчинена только ребенку. Вот к концу дня измотанная мама в первый раз присела, но тут из кроватки слышится писк. Она тут же вскакивает и сломя голову несется «на зов» — малыш не должен чувствовать дискомфорта ни одной минуты.

В стремлении максимально удовлетворить желания ребенка, мама доходит до абсурда: малыш сам решает, что ему есть: протертые овощи или фруктовое пюре, во что одеваться («Он не любит этот комбинезон!»), ходить ли гулять («Сегодня не пошли на улицу, Сашенька не хотел — так разнервничался...»). Мама-слуга слишком буквально понимает свой материнский долг: именно как служение ребенку. Да, на первых порах, месяцев до трех-четырех, этот подход полностью себя оправдывает: младенец пока не в состоянии переносить дискомфорт, и мама оберегает его от любого негатива. Но если мама продолжает вести себя так же и в полгода, и в год, и дальше, результат получается прямо противоположным. Когда мать пытается удовлетворять потребности ребенка «по первому требованию», он не испытывает так называемой «оптимальной фрустрации», не учится терпеть и ждать, с трудом постигает первые ограничения и запреты. А это значит, что, вырастая и будучи физически здоровым, он психологически остается на уровне младенца.

Что мешает контакту?

В одном из этих «портретов» кто-то, наверняка, узнает себя, а кто-то найдет знакомые черты сразу в нескольких типажах. Да, наши благие намерения не всегда приводят к желаемому результату. Но, проанализировав разные способы взаимодействия с ребенком, мы сможем лучше понять, что именно мешает им — а, возможно, и нам — сформировать контакт, наладить полноценное общение.

Мама-сержант подменяет контакт правилами и ритуалами. Для мамы-дитяти препятствием становится ее тревожность и неуверенность в себе. Мама-совершенство готова любить своего малыша, только когда он соответствует образу «идеального» младенца. Виртуальная мама просто не придает значения непосредственному общению с ребенком. А мама-слуга, напротив, возводит контакт в абсолют.

Стараясь сделать «как можно лучше», мамы либо стремятся соответствовать образу идеальной матери, который у каждой свой, либо создают и транслируют некий имидж, рассчитанный на определенную «целевую аудиторию»: мужа, свекровь, подруг, светскую тусовку. И в итоге получается, что мама не учитывает потребности и желания самого ребенка, не дает ему почувствовать, что он любим, что его принимают таким, какой он есть, без всяких условий. А значит, она не решает главную задачу первого года жизни — не формирует у ребенка надежную привязанность и базовое доверие к внешнему миру.

Когда лучшее — враг хорошего

Каждая из наших героинь стремится быть идеальной мамой. А надо ли? Отвечая на этот вопрос, воспользуемся идеей британского педиатра и психоаналитика Дональда Вудса Винникотта о «достаточно хорошей матери».

Само название подразумевает, что такая мать — не идеальна, не безупречна. «Достаточно хорошая мать» дорожит своими отношениями с ребенком больше, чем мнением постороннего человека — пусть даже опытного и авторитетного. Она просто знает, чувствует, что именно нужно ее ребенку в данный конкретный момент. В первый год они учатся понимать друг друга, общаться друг с другом, ведь именно мама, как никто другой, восприимчива к сигналам своего ребенка. Она опирается на существующее между ними взаимопонимание, исходит из того, что она знает о себе и о малыше. «Достаточно хорошая мать» поступает так, как считает нужным, учится доверять самой себе и собственному мнению. Она оставляет за собой право на ошибку.

Такая мама оберегает малыша от грубых, травматичных контактов с реальностью, от переживания бессильного отчаяния, связанного с расставанием, — от всего того, к чему ребенок еще не готов. Она устанавливает с младенцем такие отношения, когда все его желания удовлетворяются, его во всем поддерживают, он защищен.

Постепенно мама снижает степень опеки, она умеет вовремя «отпустить» ребенка: настает момент, когда потребности младенца перестают удовлетворяться «по первому требованию». Шаг за шагом, в атмосфере абсолютной безопасности, ребенок учится быть отдельной личностью, начинает познавать мир как нечто, существующее независимо от него самого.

Получается, чтобы создать ребенку лучшие условия для роста и развития, не обязательно быть идеальной мамой. Достаточно обеспечить малышу теплый эмоциональный контакт: быть с ним почаще, прислушиваться к нему, утешать, когда он плачет, улыбаться в ответ на его улыбку, любить его таким, какой он есть, и не бояться сделать что-то не так. Малышу не нужна идеальная мама, супермама, ему нужна просто мама, его мама. Хотя порой быть просто мамой значительно труднее... Но все усилия впоследствии окупятся сторицей.