Чем богаты наши дети

Не так давно у меня состоялись два на удивление разных и в то же время похожих разговора с двумя успешными, энергичными людьми, руководителями крупных компаний. Сначала один из них, а потом и другой, как будто сговорившись, принялись жаловаться — не на происки конкурентов, необязательность поставщиков или нерадивость сотрудников, а… на собственных детей.

Один говорил о том, что сын с каждым днем требует от родителей все больше и больше — дорогих вещей, путешествий, развлечений, ничего не бережет, не ценит, одну машину разбил — тут же требует новую и т. д.

Отец другого подростка, напротив, жаловался, что его парню ничего не надо — что бы ему ни предлагали, он от всего отказывается, ни к чему не стремится, ни о чем не мечтает. Все ему скучно, он ничем не интересуется, целыми днями валяется на диване.

И оба отца независимо друг от друга пришли к одному и тому же выводу — во всем виноваты. .. деньги!

Проблемы, с которыми столкнулись мои клиенты, на первый взгляд разные, а причина одна — отсутствие здорового контакта между родителями и детьми, подмена реальных эмоциональных отношений "товарно-денежными" — деньгами, вещами и т. д. В этом случае мы можем получить два диаметрально противоположных варианта поведения в зависимости от темперамента и характера ребенка.

У детей более активных, настырных, требовательных, более обиженных или, по крайней мере, сознающих эту обиду постоянный эмоциональный голод и раздражение проявляются в хронической неудовлетворенности и нескончаемой требовательности. Ребенок неосознанно пытается "насытиться" с помощью денег, безудержно требуя от родителей все больше и больше и не удовлетворяясь ничем. Что ни дай, что ни купи — ему всегда мало, все быстро приедается, все время требуется что-то новое и т. д. Таким детям свойственно постоянно сравнивать себя с окружающими и, конечно, не в свою пользу. Им кажется, что они чего-то лишены, что родители им чего-то недодали. Родители пытаются компенсировать деньгами недостаток глубинного внутреннего взаимодействия, но, конечно, безрезультатно.

Дети менее активные, менее темпераментные, скорее меланхоличные, депрессивные, зависимые, не способные заявить о себе, не получая от родителей должной эмоциональной поддержки, не ощущая себя любимыми, нужными, просто не знают, чего и желать. Происходит то, что психологи называют "инкапсуляцией": ребенок уходит в себя, как улитка, прячется в свою раковину, и, как бы родители ни старались, как бы ни пытались увлечь его, засыпая подарками, он не позволяет "выманить" себя наружу, принимает подношения без особой радости, как должное, и никакая самая дорогая вещь не может скрасить его жизнь, компенсировать отсутствие родительской любви и тепла. По своему небольшому, но уже горькому опыту он знает, что самого главного — родительского внимания — он все равно не получит, так стоит ли тогда вообще о чем-то мечтать?

В обеих случаях это протест против замены реальных отношений денежными, который в силу характерологических особенностей детей выражается по-разному.

Подобные ситуации сегодня складываются во многих семьях, где родители чрезвычайно загружены, а их проблемы и интересы лежат далеко в стороне от интересов собственных детей. Часто состоятельные и очень занятые родители считают, что деньги — это лучшее, что они могут дать своему ребенку. Действительно, деньги — это возможность дать детям хорошее образование, сделать их жизнь интересной, комфортной и безопасной. Родители, как могущественные волшебники, способны исполнить любое желание ребенка, воплотить его мечты в реальность.

Нередко приходится слышать: "я могу дать детям больше, чем просто тратить на них свое время", "я работаю ради детей". Выражение "время — деньги" понимается буквально: сэкономленное за счет общения с ребенком время родители готовы компенсировать "материально", не испытывая угрызений совести и даже будучи уверенными, что они прекрасные родители.

Так, сынишку одного моего знакомого — удачливого бизнесмена — "воспитывал" шофер — мрачноватый, неразговорчивый дядька. Он возил мальчика и в школу, и в бассейн, и на теннис, и гулял с ним, и учил играть в футбол. Родного отца мальчик видел, наверное, раз в неделю, всего несколько минут. Встречаясь, они даже не знали, о чем говорить. Трудно сказать, кто в этой ситуации вызывает большее сочувствие — сын или отец.

Деньги наделяются безграничными возможностями, способностью компенсировать все — и родительскую любовь, и родительскую беспомощность. И когда вдруг деньги оказываются бессильны, некоторые родители испытывают совершенно искреннее непонимание. К примеру, у девочки любимая кошка попала под машину. Ребенок страшно переживал, плакал, и отец, не знавший, как утешить ребенка, привез восьмилетней дочке. .. бриллиантовые серьги.

Нередко деньги становятся единственным понятным и родителям, и детям языком, средством общения, способом воздействия на ребенка: "если не сделаешь так, как я сказал, не получишь ни копейки"; или: "хочешь сделать по-своему — так иди и сам зарабатывай, вот я в твои годы. .. " и т. д. Отчуждение, протест против образа жизни родителей, против сверхценности денег зачастую проявляется и в обесценивании денег, в отказе их принять, воспользоваться тем, что имеют родители. Тем самым обесцениваются и все усилия родителей: "для кого я все это зарабатывал? " Легко ли быть ребенком богатых родителей? Успешные, "могущественные" родители часто идеализируются детьми, и они обречены жить под давлением родительского авторитета, под сенью их имени, постоянно завышать планку, тянуться вверх и вперед, доказывать, что не всегда "природа на детях отдыхает", что они тоже чего-то стоят, и все-таки чувствовать себя слабыми и несовершенными по сравнению с богатыми или знаменитыми родителями.

Часто дети, сами того не ведая, попадают в "долговую яму": родители, вкладывая в ребенка значительные средства, ожидают получить и значительную отдачу, а потому предъявляют к ребенку завышенные требования, не учитывая его реальных возможностей, способностей и желаний. И детям волей-неволей приходится оправдывать вложенные в них средства и тратить свою жизнь на реализацию родительских представлений и фантазий.

Что делать, если полоса отчуждения уже наметилась и с каждым днем все увеличивается? Прежде всего понять, что наши дети — не виновники этой ситуации. Они жертвы — нашей недальновидности, вечной загруженности, закомплексованности, черствости, неумения сопереживать. Конечно, многое утеряно безвозвратно, возможно, очень важный этап развития эмоциональных отношений между нами и ребенком не был пройден. И хоть время вспять не повернуть, все же стоит попытаться найти общий язык и наладить нормальные отношения, когда деньги будут не вместо нас, а вместе с нами.